УСАДЬБА / ЦАРСКАЯ СЛАВЯНКА
слова КОННЫ МУРАШОВОЙ 

Название «Царская Славянка» давно вышло из обихода, нет его и на современных картах. Теперь это посёлок Динамо, расположенный в четырёх километрах от Павловска. И, должно быть, мало кто из здешних жителей знает, что более полутора веков назад тут располагалась роскошная усадьба Юлии Павловны Самойловой (из рода Скавронских), и что сюда летом съезжался на концерты, балы, маскарады и театральные представления весь цвет петербургского общества. В ту пору это место называлось Графская Славянка. После того, как усадьбу купил император Николай Первый, она получила название Царской.

Усадьбу в Славянке основал Мартын Карлович Скавронский, унаследовавший после смерти родителей мызы Славянскую и Мозинскую с землями площадью 3896 десятин с 50 деревнями и 927 душами мужского пола. Эти мызы в своё время получил во владение отец основателя усадьбы Карл Самойлович Скавронский, брат императрицы Екатерины Первой, которая отписала ему в 1727 году подаренные ей в 1708 году Петром Первым имения. Тогда же императрица пожаловала брата графским достоинством с нисходящим потомством.
Мартын Карлович, профессиональный военный, прошедший путь от кадета Сухопутного шляхетского кадетского корпуса до генерал-лейтенанта, имевший придворные звания действительного камергера и обер-гофмейстера, оказался весьма предприимчивым человеком. Три бумажные фабрики, построенные им на реках Славянке, Ижоре и Вереве, давали такой доход, что в елизаветинские времена, по словам М. И. Пыляева, наряду с пышными выездами С. К. Нарышкина и К. Г. Разумовского «славилась также карета Скавронского, вся отделанная снаружи стразами, стоившая ему 10 000 рублей».
Усадьба Мартына Карловича в Славянке носила привычный для того времени утилитарный характер. Самым примечательным её сооружением была двухэтажная каменная двухпрестольная церковь св. имп. Екатерины и Рождества Пресвятой Богородицы. Построенная в 1748 году, в ту пору, когда уже изменилось архитектурное направление, она была отголоском рационалистической петровской эпохи. Выразительность строгому храму придавали только силуэты завершений: гранёный купол с фонариком на высоком барабане и острый шпиль колокольни — особая примета петербургской архитектуры.
Поместье Мартына Карловича перешло по наследству его сыну Павлу. Тайный советник и гофмейстер Двора, он был полномочным министром в Неаполе и, по свидетельству Ф. Ф. Вигеля, «никакая земля ему не нравилась кроме Италии». Сам князь Г. А. Потёмкин пожелал выдать за него свою любимую племянницу, «ангела во плоти», Екатерину Васильевну Энгельгардт, что и было сделано. Впоследствии одна из дочерей Павла и Екатерины Скавронских, Мария, вышла замуж за графа Павла Петровича Палена и родила в 1803 году девочку, которую нарекли Юлией. Родители её разошлись, и девочку взяла на воспитание бабушка Екатерина Скавронская. К этому времени она похоронила своего первого супруга Павла и уже несколько лет была замужем за графом Юлием Помпеевичем Литтой.
Юлия Павловна Пален была последней из рода Скавронских по женской линии, в 1825 году она вышла замуж за графа Николая Александровича Самойлова. В подарок к свадьбе она получила от графа Литты значительную часть его состояния. Но брак с Самойловым, блестящим флигель-адъютантом, красавцем, богачом и кутилой, оказался несчастливым. Молодые люди решили расстаться, и Юлия Павловна жила то в Париже, то в Славянке. В 1829 году юная графиня стала одной из богатейших женщин столицы: после смерти своей бабушки она унаследовала всё её богатство. С этого момента Юлия Павловна взялась за переустройство усадьбы, которую она в скором времени прославила.
С восторгом писал о Самойловой М. И. Пыляев: «Была в Петербурге в большом свете женщина, которую звали, и не без оснований, царицей салонов. Она была и красива, и умна, и обворожительна, и прелестна в одно и то же время. <…> Легенда повествует, что графиня, которой принадлежала в окрестностях Царского села Славянка, называвшаяся Графской, собирала к себе весь цвет петербургского общества летом, и вечера у неё в чудесном саду пленяли до того всех, что вследствие этого Царское Село пустело».
Притягательность приёмов в Славянке объяснялась редкостным умением Юлии Павловны объединять разных людей, создавать одухотворённую атмосферу. Её гостями наряду со светскими людьми были известные литераторы, музыканты, актёры, художники.
Особое место занимали братья Брюлловы. Карл Павлович — знаменитый живописец и большой поклонник графини — написал несколько её портретов. Наиболее известны «Всадница» и «Ю. П. Самойлова, удаляющаяся с бала с воспитанницей». В картине «Последний день Помпеи» легко узнаются черты графини в женщине, обнимающей дочерей.
Решив создать в Славянке загородный летний дом, Самойлова в 1829 году обратилась к Александру Павловичу: «В качестве друга Вашего брата я решаюсь писать Вам и просить быть архитектором дачи, которую я собираюсь строить в своём имении, в Славянке, близ Петербурга. Мне дорого иметь архитектором того, кто носит имя Брюллова». Юлия Павловна не ошиблась в выборе. Александр Павлович спроектировал особняк, отмеченный новыми веяниями в русском зодчестве. Восемь лет, проведённые Брюлловом за границей после окончания Академии художеств, изучение памятников Германии, Франции, Италии, раскопок в Помпее обогатили его духовный мир и помогли отступить от строгих канонов классицизма.
План двухэтажного на подвалах строения Брюллов разработал с учётом комфорта, удобства и уюта. К центральному большому залу примыкали с главного входа бильярдная и столовая, с садовой стороны — гостиные, одна в китайском, другая в помпейском стиле. Через них можно было попасть во внутренние апартаменты хозяев усадьбы. Кабинеты, спальни, будуары, ванные комнаты тянулись анфиладой вдоль боковых фасадов. Помещения второго этажа занимали гости, воспитанницы, служащие.
Классицистические традиции прослеживались лишь в главном фасаде. Это сказалось в выделении центрального и боковых ризалитов, оформлении входа вынесенными от стены двухколонным ионическим портиком и пологими подъездными пандусами. Композиция садового фасада была более свободной. Пластичность и силуэтность придали особняку трёхгранные боковые эркеры с ротондами в завершении, открытая цветочная лоджия между ними, напоминающая аркады итальянских палаццо. Эркеры — излюбленный приём английской архитектуры, — вынесенные за линию стены, играли роль застеклённого балкона, наполняли комнаты светом и воздухом, вводили в интерьер окружающий ландшафт.
Строительство дачи, реконструкция служебных и хозяйственных заведений начались в 1831 году. Одновременно создавали английский пейзажный парк с сетью извилистых дорожек, куртинами и группами деревьев и кустарников, перемежающимися с открытыми полянами и цветниками. Парк органично сливался с большой остеклённой оранжереей, пристроенной к дому с северной стороны. В Верхнем придворцовом саду проложили дорогу, ставшую западной границей усадьбы. Единственному водоёму — выкопанному пруду — придали плавные очертания. Обширную территорию занял Нижний парк, спускавшийся по пологому склону от дома к зелёной пойме — старому руслу Славянки. В зелень парка гармонично вписался деревянный театр, выстроенный Брюлловым в русском стиле.
Усадьба приобрела облик роскошной загородной виллы. Пятнадцать лет она была любимым местом отдыха аристократической и художественной элиты. Балы, концерты, маскарады, театральные представления, соединённые с прелестями сельской жизни, сделали летний салон Юлии Павловны настоящей достопримечательностью столицы.
Недовольный изысканными, оживлёнными собраниями вблизи Царского Села Николай Первый пожелал, а это было равносильно приказу, купить имение, сто сорок лет принадлежавшее Скавронским. Вскоре сделка состоялась. После продажи своего родового гнезда Самойлова навсегда покинула Россию. А усадьба стала называться Царской Славянкой. Это произошло в 1847 году.
В документах Царскосельского Дворцового правления и Департамента уделов сохранились планы, подробные описи построек, сведения о ремонтах и благоустройстве территории. В 1867–1872 годах архитектор А. И. Резанов перестроил старую церковь, оформил фасады в стиле эклектики.
В 1874 году Александр Второй подарил Царскую Славянку с 227 десятинами земли своему сыну, великому князю Владимиру Александровичу. За два года до этого Владимир Александрович въехал в свой роскошный дворец на набережной Невы (сейчас Дом учёных) с эффектным фасадом в стиле ренессанса и богато декорированными интерьерами. Великому князю хотелось и усадьбу сделать более комфортабельной и репрезентативной, переделать интерьеры главного дома, провести туда водопровод, расселить причт церкви св. Екатерины по деревням. Его не смущало, что при этом священнослужители лишаются не только обжитого дома, но и подсобного хозяйства — огородов, садов, сенокосов, которыми они пользовались со времён Мартына Карловича Скавронского.
На всё это требовалась огромная сумма денег, но тратиться Владимир Александрович не хотел и потому просто отказался от подарка. Царская Славянка вернулась в управление Удельного ведомства. Все постройки: церковь, усадебный дом, кухонный корпус, хозяйственный двор, контора, дом причта, школа, большая и малые оранжереи, садовые сараи, сады и парки до 1917 года содержались в исключительном порядке.
В Советское время здесь располагался детский дом. Во время Великой Отечественной войны особняк был разрушен. До сих пор он не восстановлен. В заросшем парке историческая планировка ещё просматривается, уцелели и двухвековые деревья. Верхний сад с прудом сохранились полностью, Нижний значительно уменьшился из-за разросшегося прицерковного кладбища. Храм действует, отремонтирован, но без завершений — купола и колокольни. На месте служебного и хозяйственного дворов, теплично-оранжерейного участка, огородов, ягодника и фруктового сада выстроили корпуса фабрики спортивных изделий «Динамо». Это название постепенно распространилось и на усадьбу, и на посёлок.

 

Фотографии к статье:

Современный вид загородного дома Ю. П. Самойловой [1]
Современный вид загородного дома Ю. П. Самойловой [2]
Фотографии Юрия Молодковца

Боковой фасад церкви. Проект пристройки коринфского портика
Архитектор Л. Адамини, 1827 год

Проект загородного дома Ю. П. Самойловой. Фасады со стороны дороги и со стороны сада
Архитектор А. Брюллов, 1830 год



Обратно к содержанию номера

http://casinojackpot.club/zerkalo-klub-vulkan/